Дневник Дмитрия Иванова (06 – 12 авг. 1993 г.)

Этим постом начинаю публикацию старых туристических записей нашей компании. Без ремарок привожу впечатления новичков, каковыми мы тогда были. Возможно, кому-то будет интересно, какими шишками мы набирались своего опыта.

Здесь приведен дневник моего друга Дмитрия Иванова о нашем первом многодневном путешествии. Сейчас Димы нет с нами — СВЕТЛАЯ ЕМУ ПАМЯТЬ!

 

Поход (по Малой Кокшаге) Устье Кундыш – лагерь В.Дубинина

(06 – 12 августа 1993 г.)

Участники:

Андрей Борисов (Б), Дмитрий Иванов, Андрей Судаков (С), Ольга Волочаева.

День первый.

«Наконец-то нашли выход на реку»

Погода: Переменная облачность, ветер слабый, Т +23-28оС.

Опоздали на автобус «Таир». Поехали на Кокшайском на 9.30. Вышли на остановке «Устье Кундыш».

Шли долго по асфальту в поту при жаре, обгоняемые многочисленными автомобилистами. Свернули на грунтовку на Мушаранку и шли, собирая грибы (красноголовики, абабки). Свернули на первую квартальную просеку (191?), чтобы поскорее выйти на реку. Долго шли посуху и уперлись в болотце, промочили обувь. (Обошли) и тут уперлись в большое труднопроходимое болото, которое (тоже) пытались обойти, но нашли другое болотце, где (уже) изрядно промочили ноги.

🙂 Мы шли гонимые комарами и зноем, утопали по колено в жиже из некоего коллоидного раствора, состав которого нам не удалось установить (цвет был определен как ржаво-коричневый и рыжий – прим. ред.) Несколько раз проваливались основательно. Мы шли по наваленным бревнам, мотаемые тяжело набитыми рюкзаками и тут вдалеке увидели сосняк (это был сосняк-черничник). «Вот он какой!» — подумали мы. Раздались крики «Ура!» Мы вошли в сухой лес. Вышли на вторую квартальную просеку (до которой могли дойти и по грунтовке, посуху – прим. ред.) Немного шли по ней и увидели…: «Опять болото!!!» (Обе просеки по карте вели прямо к Кокшаге, однако на самом деле они растворялись в многочисленных болотах, которые преграждали нам путь – прим. ред.) Я ушел на разведку т.к. я один был в (мокрых) сапогах. Услышал журчание ручья. Это был почти конец нашего утомительного пути. «Это река», — подумал я. Перешел через ручей и увидел Кокшагу (странную). Я вернулся за остальными (рюкзаками) и мы вышли на берег, еще несколько раз провалившись в жижу (которая имела дурное свойство засасывать, и была (на этот раз) черной – прим. ред.)

Река (не все сразу поверили в то, что это Малая Кокшага – прим. ред.) оказалась мелкой, дно каменистое, течение бурное. Не раздеваясь (одежду жалеть уже не приходилось, т.к. после болот она была измазана грязью выше пояса, а ниже оного кроме грязи ничего и не наблюдалось – прим. ред.) без особых хлопот переправились на противоположный берег. Сделали небольшой привал, и пошли вверх по течению вдоль берега. Разведав берег, нашли место для лагеря. Дальше пошли хозяйственные дела: вытаптывание и косьба высокой травы, установка палатки и заготовка дров. 

По внешнему виду река казалась безрыбной. «Здесь рыбы нет», — подумали мы. Но Андрюха (Б) одного язя заколол. На этом закончились наши приключения, хотя во время стирки, мы увидели проплывающих на лодках туристов с гитарой. «Плывут, ну и пусть плывут, — лишь бы не пристали», — подумали мы. Мы поели грибовницы и легли спать. (0,5)

День второй.

«День рождения»

Погода: Переменная облачность, без осадков, ветер слабый.

Мы проснулись в 7 часов. Собрались, поели и пошли искать лучшего места. (Стартовали) в 11 часов и пошли вдоль берега. По пути нам встречались многочисленные (водоплавающие) туристы. Тут мы увидели красивые места. Это были завалы. «Эх, поколем, эх порыбачим», — подумали мы. Вскоре мы подошли к живописному месту, где и разбили лагерь. Рядом впадал ручеек с чистой и холодной водой.

Андрюха (Б) нырял и заколол двух щурят. К вечеру и я пошел на рыбалку вверх по течению. Поймав двух окуньков, подошел к «лещовому» месту (автору приходилось бывать в этих местах на рыбалке – прим. ред.) Здесь я поймал голавля, но леща все не было. Вскоре на другом лещовом месте я все же выволок подлещика, который изрядно меня измазал своими «соплями». После я поймал еще пяток окуней и вернулся к лагерю, где мы сварили крутую уху. Андрюха (С) поймал живца и поставил в завале жерлицу (за живцом пришлось плавать на противоположный берег, где малек плескался на отмели).

И тут началось… (отмечали мой день рождения – это не выразить словами).

Послесловие: С этого дня все резко захромали на правую ногу. Вечером у Андрюхи (С) сильно заболел живот. Собственно он заболел до начала празднования, и поэтому  большую часть праздника Андрюха пропустил. Судя по всему, произошло отравление консервированным рассольником, остатки которого по общему заключению решили выкинуть. Из-за болей в животе и по ряду других нехороших причин Андрюха не спал до рассвета, поддерживая костер и считая звезды. Раз десять ходил к ручью за водой.

День третий.

«Воскресенье – день тяжелый»

Погода: Переменная облачность, без осадков, ветер слабый, Т 20-25оС.

Утричком в «нормальном» состоянии я пошел на рыбалку и подсек леща. Во время моего отсутствия (а отсутствовал автор долго и явился уже после полудня – прим. ред.) наш лагерь посетили лесорубы на тракторе и мешали спать. Вскоре подошел я, изрядно уставший, и узнал, что Андрюха (С) поймал окуня (на жерлицу). Мы собрались и пошли. Цель нашего похода была пасека Яндулкино. 

На нашем пути встречались: сыпучий песок, высокие заросли крапивы, многочисленные старицы пересекали нам путь. С многочисленными привалами мы подошли к цели нашего перехода. Разбили лагерь. Уставшие мы занялись хозяйством.  (Лагерь пришлось установить в лесу, метрах в 30 от берега – прим. ред.) Андрюха (Б) заколол 3 язей и был необычайно доволен. Всю пойманную рыбу (5 шт.) мы запекли в «благовонном» речном иле и легли спать, не подозревая, что нас ожидало на утро.

День четвертый.

«Понедельник – день веселый»

Утром проснулись довольно поздно и с весельем созерцали результаты ночной грозы: палатка подмокла со всех сторон, оставленный на улице Андрюхин (Б) рюкзак полностью вымок, гитара дала небольшую трещину, вымокла оставшаяся на улице обувь (вся – прим. ред.) Сначала мы попробовали запекшуюся в иле рыбу. «Есть можно, но на вкус…» — сказали мы. Потом долго разжигали костер сырыми дровами. Еще дольше сушили палатку, вещи и обувь. После обеда сходили в Яндулкино и «узнали» дорогу. Потом Андрюха (Б) заколол язя.

В 15.00 мы снялись с лагеря, переправились на другой берег. Тут неожиданно мы узнали, что андрюхин (Б) рюкзак умеет плавать. «Вот он, какой плавучий».

Мы долго шли по дороге, где наелись черники, брусники. Несколько раз выходили в разведку дальнейшего пути. (Это был наш самый длинный переход в ходе которого мы решили отойти от Кокшаги и срезать путь по лесным дорогам. Идти было легче, чем по плохопроходимым завалам берегов реки и стариц, но нам пришлось сильно поплутать, ориентируясь по солнцу и уже плохо веря карте. Один раз чуть не заблудились на старой гари, приняв ее за пойму. Боялись не выйти к реке до темна и уже отмечали про себя места, где была вода. Но последняя разведка оказалась удачной – мы нашли Студенку, а значит и Кокшагу – Прим.ред.) К вечеру, в 7 часов мы наконец-то вышли к берегу Кокшаги, где не было в достатке дров и я долго разводил костер, изведя с пол коробка. За водой ходили к впадающей в Кокшагу Студенке – это метров 70 по течению от лагеря. До второго рукава Студенки еще метров 100. После ужина мы легли спать и долго не могли заснуть – мешали сильно разлетавшиеся военные самолеты.

День пятый.

«Компотный день, или как мы искали червей»

Утром проснулись в 8 часов, и мы с Андрюхой (С) стали искать червей. Нашли их в самом неожиданном месте. Они нашлись на склоне бугра в древесине гнилых берез по соседству с муравьями. Набрали их достаточное количество, и пошли на рыбалку. Андрюха на своих червей наловил пескарей и верховок, утопив катушку с леской и поставил жерлицы. В это время Андрюха (Б) принес железный лист – сковородку. А Оля сварила очень вкусную пшеничную кашу. Андрюха (С) сварил смородино-черемухо-малино-шиповнико-ежевичный компот, который нам очень понравился. На щите мы пожарили рыбу. Она у нас получилась неплохо. Потом мы поели и легли спать (опять мешали самолеты).

День шестой.

«Мы почти у цели»

Мы встали в 9 часов, поели и стали собираться. Попили опять свежего кампоту и сделали сложную операцию (помог Андрюхе (С) вырезать чирей на пояснице от укуса слепня). И пошли. Перешли на левый берег и пошли вдоль реки вверх по течению по хорошей тропке, а потом по дороге.

Сделали всего два привала и вышли к лагерю В. Дубинина. Тут нашли хорошее место для лагеря. Андрюха (Б) полез колоть и остался недоволен. Потом полезла Оля – это было очень занимательно и громко. Потом полез я и так же неудачно. Мы все замерзли и грелись у костра (замерзнуть немудрено – рядом место впадения левобережной Студенки – прим.ред.) Потом сварили и поели. Андрюха (С) сходил на разведку. А я на рыбалку и неудачно – не было червей. Мы попели песни и легли спать.

День седьмой. Заключение.

«Домой»

Мы встали в 7 часов вместе с лагерным горном, поели и начали собираться. (До казанского тракта предстояло пройти около 5 километров– прим. ред.) Андрюха опять лазил колоть и огорченный и замерзший пришел к костру.

По грунтовке дошли до Песчаного карьера, где городские пошли в свою (до остановки Пемба), а кундышевские (Андрюха (Б) и Ольга) в свою стороны на автобусы.

Цифрами на карте обозначены места стоянок.

Фото: http://www.panoramio.com/user/3128444

http://www.panoramio.com/user/4657258

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий